Московская
Диабетическая
Ассоциация


Можно ли доверять российским препаратам?

Последние законодательные документы, в частности, 429-ФЗ («О внесении изменений в закон «Об обращении лекарственных средств». - авт.) направлены на усиление ответственности производителей и минимизацию рисков. «Сегодня центральная концепция - соотношение пользы лекарственного препарата и рисков от его применения, - говорит Глаголев. - Мы получили возможность прогнозировать и минимизировать нежелательные реакции. Кроме того, сегодня любой гражданин может отправить нам извещение о побочных эффектах или нежелательной реакции на любой препарат. Хотя мы и рекомендуем все же сообщать об этом лечащему врачу, но у человека есть возможность и напрямую обратиться сразу к нам».

Контроля стало больше
За последние несколько лет контроль за качеством препаратов существенно изменился, поскольку изменился и сам фармрынок, который, по словам Глаголева, стал более сегментированным и отвечающим запросам более узких групп населения. Сегодня Росздравнадзор может запрашивать регистры пациентов, по которым несложно оценить и частоту нежелательных реакций, и факторы риска, что было бы невозможно просто собирая жалобы пациентов. Кроме того, Росздравнадзор имеет возможность проводить выборочный контроль лекарственных препаратов, а также экспресс-контроль, когда мобильные лаборатории приезжают и делают замеры на месте. «Еще один аспект контроля - это скорая ратификация конвенции «Медикрим», которая включает в себя все аспекты проблемы: от подделки документов до легального производства. Россия инициировала вынесение этого вопроса в повестку дня», - подчеркивает Сергей Глаголев.

Почему нет доверия
Если все так прекрасно с качеством лекарственных средств, откуда же такое недоверие населения к отечественным препаратам? По мнению Дениса Швецова, генерального директора компании «Биосинтез», недоверие и зарегулированность фармрынка - это наследие советских времен. И хотя свое время субстанции, производимые в Советском Союзе, закупала вся Европа, нынче на 90% они приобретаются в Китае и Индии. И закупаются не только Россией, но и Японией, и Америкой, и Европой. Присутствует и психологический фактор. Как рассказала Алевтина Оранская, доцент кафедры эндокринологии и диабетологии МГМСУ им. Евдокимова, нередки случаи, когда пациент жалуется на якобы некачественный российский препарат, хотя проведенные инструментальные или клинические исследования показывают, что он ничем не хуже импортного аналога. «За последние двадцать пять лет пациенты очень изменились, - комментирует ситуацию Оранская. - Если раньше они слушали врача, то сегодня слушают «экспертов» из телевизора, из интернета, который, как известно, обещает вылечить сахарный диабет за три дня. Сегодня огромный выбор всяких кремлевских таблеток, волшебных чаев - всего, чего не надо. А вот доступность узких специалистов крайне низкая, что и заставляет подчас прибегать людей к самолечению». Оранская уверена: врач должен донести до пациента все последствия его самолечения. «Конечно, это его организм, и он может экспериментировать с ним как угодно. Но, когда он в результате получит осложнения, не надо говорить, что медицина бессильна,» - считает Алевтина Оранская.

Уверены в продукции
Сегодня две трети фармрынка в натуральном выражении составляют российские препараты. Такие данные привел эксперт Росздравнадзора Сергей Глаголев. И присутствовавшие на встрече главы фармкомпаний заверили, что они уверены в своей продукции. Осталось убедить в этом население. Это необходимо, поскольку, как заметил Глаголев, во всем мире именно домашние препараты являются основой отечественного здравоохранения. Впрочем, эксперты смотрят в будущее с оптимизмом. По их словам, за последние годы отечественная фарминдустрия адаптировалась к современным реалиям, работает эффективно и ориентирована на выпуск более технологичных препаратов.